Мой сайт
Понедельник, 17.12.2018, 05:51
Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Главная » 2018 » Декабрь » 4 » Газовый капец 2020 года: «Нафтогаз» решил погибать с музыкой
    20:16
    Газовый капец 2020 года: «Нафтогаз» решил погибать с музыкой
    Смысл изречения «Дай Бог нам мудрости, чтобы смирится с тем, что изменить мы не в состоянии», похоже, начинает доходить до руководства Украины. Во всяком случае на брифинге после переговоров Петра Порошенко и Ангелы Меркель в ходе недавнего визита последней в Киев вопрос о запрете «Северного потока – 2» украинским президентом не поднимался, как и вопрос о компенсациях Украине за утрату транзита. Возможно, лидеры говорили об этом в ходе самих переговоров, но, нужно понимать, ответы немецкой гостьи были не столь приятны для принимающей стороны, чтобы дать повод бундесканцлерин повторить свои доводы публично в присутствии украинского президента.Лишь председатель Верховной Рады Андрей Парубий призвал главу правительства Германии более детально изучить аргументы Украины против строительства газопровода. Однако чего можно ожидать от имеющего известные проблемы со здоровьем второго лица украинского государства? Впрочем, ответ гостьи был тактичен: «Нам известно, что Украина отклоняет этот проект („Северный поток-2“.

    — Ред.). Я менее критично рассматриваю этот проект и выступаю за то, чтобы были гарантии у Украины, чтобы Украина сохранила свою транзитную роль… Я думаю, что доходы от транзита газа чрезвычайно важны для бюджета Украины».Действительно, фактически «Северный поток ― 2» вошел в стадию невозврата: Дональд Трамп заявил, что США не будут вводит санкции против западных кампаний, его участников, идет укладка труб и на суше, и на море. Видимо, «отступными» стало решение Германии о строительстве терминала под импорт американского сжиженного газа, под что Ангела Меркель пообещала выделить 500 млн евро господдержки.

    Правда, пока речь идет лишь об обещаниях, а главное, ничего не слышно об обязательствах Германии закупать энное количество американского газа. Дескать, предлагайте: будет выгодней, чем у «Газпрома» (что крайне сомнительно), почему бы не купить у вас?И понятно, что, хоть постоянно подчеркивается «чисто коммерческий» характер проекта, причина упорства, с которым в целом прохладно относящаяся к российской власти Меркель его отстаивает, не в 10–20 долларах за 1000 кубов, которые он, возможно, позволит сэкономить. Истинный его смысл именно политический – обезопасить российские поставки газа от непредсказуемых действий как самой Украины, так и (через неё) её заокеанского «суверена». И в свете нынешнего состояния германско-европейско-американских отношений, открыто провозглашенного курса на «автономизацию» (от США) Европы это принимает куда больший вес, чем когда решение о «Северном потоке ― 2» только принималось.В такой ситуации Киеву остается только действовать в соответствии с национальным принципом «не съем, так понадкусываю».

    Претензии государственной НАК «Нафтогаз Украины» к российскому «Газпрому» по новым искам в Стокгольмском арбитраже за четыре месяца увеличились до более чем $12 млрд Об этом сообщил главный исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко.«Возможно, мы выиграем не все, но, если не будет зрады в Украине, мы выиграем значительные суммы», ― написал он на своей странице в Facebook.Ранее, 6 июля, «Нафтогаз Украины» подал в Стокгольмский арбитраж новый иск с требованием пересмотреть тариф на транзит в рамках действующего контракта с российским «Газпромом». Сумма требований при подаче иска составила $11,58 млрд На этот момент следует обратить особое внимание, поскольку многие СМИ трактовали июньский иск как попытку «Нафтогаза» взыскать компенсацию за незаключение нового контракта взамен того, срок действия которого истекает 31 декабря 2019 года.Но нужно признать, что до такого маразма не додумались даже в «Нафтогазе», хотя после беспрецедентного по абсурдности и политической ангажированности решения Стокгольмского арбитража оптимизм руководства украинской нефтегазовой монополии можно понять.

    Но пока он не выходит за рамки попыток «слупить» еще по действующему контракту. Мол, может, таким образом сочувствующие европейцы помогут получить достойную компенсацию от «Газпрома», ведь «попытка не пытка»?Правда, нынешнее заявление Витренко стало ответом на то, что Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings дало прогноз, что НАК «Нафтогаз Украины» не удастся взыскать денежные средства с российского «Газпрома» по итогам Стокгольмского арбитража. Об этом говорится в пресс-релизе Fitch о присвоении предварительных рейтингов ожидаемым евробондам «Нафтогаза», передает агентство «Интерфакс-Украина». Напомним, шведский апелляционный суд 13 июня приостановил исполнение решения Стокгольмского арбитража от 28 февраля (за которое Витренко и К⁰ успели получить многомиллионные ― в долларах ― премии).Действительно, как правило, в спорах «хозяйствующих субъектов», особенно международных, от подачи иска до получения «живых денег» проходят многие годы, а то и десятилетия и добиться «окончательного успеха» могут «не только лишь все».

    А уже через год с небольшим ситуация может изменится кардинально, причем не в том плане, что Киеву уже «нечего терять», а с точностью до наоборот.И дело тут в следующем. В ходе полемики вокруг «Северного потока ― 2» западные страны неустанно поднимают вопрос о гарантиях сохранения украинского транзита (и Меркель Парубию также напомнила о ведущихся на сей счет переговорах). Конечно, 3 млрд долл., которые, можно сказать, сами по себе капают в украинскую экономику, ― очень приличные деньги, а учитывая её постмайданное состояние, и подавно (3% ВВП, как-никак). Тем не менее совершенно очевидно, что кардинальное сокращение украинского транзита после запуска «Северного потока ― 2» просто неизбежно, иначе зачем было его вообще строить.

    Говорят о сохранении 15–20% от нынешних объемов, что может в денежном выражении составить 500–600 млн долл., чего, по мнению специалистов, недостаточно даже для безубыточной работы украинской ГТС. В любом случае это не те деньги, которые могут «спасти гиганта мысли». И нетрудно увидеть, что объем «транзита», на сохранении которого настаивают западные партнеры, как раз примерно и соответствует нынешнему объему импорта газа Украиной (якобы через венгерский и словацкий реверс). Т.е.

    речь идет о сохранении уже сложившейся схемы, обеспечивающей потребности Украины и «хорошую мину» для киевской власти.Исчезновение потребности в украинском транзите делает Россию совершенно свободной в вопросах поставки газа для самой Украины. Без продолжения физического поступления газа через российско-украинскую границу (как бы он ни был оформлен юридически) её ждет жесточайший и безвыходный энергетический кризис. Так что «украинский транзит» ― это эвфемизм, за которым скрывается желание Запада получить гарантии того, что и после 2019 года Россия будет продолжать снабжать газом саму Украину. Вокруг этого и идут переговоры, точнее, пока только предварительное обсуждение, поскольку информации о консультациях даже на экспертном уровне (а она всегда предшествует политическим переговорам) нет.

    Причем понятно, что чем ближе «день Х» (1 января 2020 года), когда прекратит действие нынешний контракт и должен быть готов к запуску «Северный поток ― 2», тем больше козырей на руках российской стороны. Очевидно, что как бы ни складывались переговоры, до последнего никто не будет идти на крайние шаги, такие как приостановка строительства газопровода. А когда он будет готов, тем паче куда сложнее будет «пойти на принцип». Тем более что для России это будет означать лишь потерю денег, пусть и больших (причем обвинить её в «политическом шантаже» будет крайне сложно – она готова поставлять газ по готовому газопроводу в Европу), а для Германии и других – жестокий энергетический кризис, поскольку полностью компенсировать выпадение российского газа невозможно.Но это крайний сценарий.

    Обычно, когда есть добрая воля и особенно взаимный интерес (а очевидно, что у России и Германии он есть), стороны ведут деловой разговор и прислушиваются к разумным аргументам своих визави. А таковые для России очевидны: если любой газовый контракт с Украиной может стать для последней поводом для подачи самых нелепых исков (но при этом весьма «дорогих»), а европейские суды такие иски удовлетворяют, по меньшей мере выносят процессуальные решения, затрудняющие деятельность «Газпрома», то, извините, самое разумное – ни одной подписи на одной бумаге с «Нафтогазом» и Киевом в целом.Т.е. хотите новый договор с Украиной (о поставке или «транзите» ― уже второй вопрос), а договариваться, скорей всего, придется через посредников, тех же немцев, он должен предусматривать снятие всех предыдущих претензий (тут и к европейцам вопрос относительно гарантий того, что позиция их судов не должна быть политически ангажирована – согласитесь, также более чем адекватное требование) и должен быть составлен таким образом, чтобы не допускать наличия ситуации, подобной возникшей после исков «Нафтогаза».
    Просмотров: 4 | Добавил: mentules1983 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz